Вопрос 4. Толкование уголовного закона

Под толкованием уголовного закона понимается всестороннее и глубокое уяснение его смысла, а также смысла терминов, употребляемых законодателем. М. Д. Шаргородский раскрывал понятие толкования как «объяснение уголовного закона, выяснение его смысла, определение того содержания, которое вкладывал в него законодатель».
Субъектами толкования признаются юридические и физические лица, разъясняющие закон. К числу этих лиц относятся государственные органы, общественные организации, должностные лица, отдельные граждане.
Существует несколько простых и общепризнанных правил толкования уголовного закона: закон всегда толкуется диалектически, т.е. его нормы берутся в совокупности, без отрыва друг от друга, в связи с конкретной исторической обстановкой; толкованию подлежит только официальный акт закона с учетом всех внесенных в него изменений и дополнений; при толковании не могут создаваться новые уголовно-правовые нормы.
Значение толкования уголовного закона проявляется:
в учете законодателем возможностей толкования закона при его изложении; в отказе от громоздких законодательных конструкций и повторов, которые могут быть легко преодолены различными видами толкования;
в возможности одинакового понимания и применения уголовно-правовых норм в различных регионах страны и различными правоприменителями;
в возможности устранения отдельных законодательных огрехов путем использования некоторых видов уяснения смысла закона.
Толкование уголовного закона в зависимости от субъекта толкования. По субъектам толкование делится на легальное, судебное и доктринальное.
Легальное толкование понимается в науке как официальное толкование уголовного закона, даваемое органом, в компетенцию которого оно входит согласно федеральному законодательству. Одна из форм легального толкования — толкование аутентичное, т.е. даваемое органом, принявшим закон.
В настоящее время Конституцией РФ не предусмотрено возможности аутентичного толкования каких-либо законов, в том числе уголовного. Очевидно, это правильно, поскольку толкование, даваемое законодательным органом, должно быть облечено в форму закона. Закон же не может толковать другой закон, не может быть актом толкования. Он содержит новые нормы, общеобязательные для исполнения. К такому справедливому выводу пришел Конституционный Суд РФ.
Нет в настоящее время и возможностей для других разновидностей легального толкования уголовного закона, поскольку ни один орган, согласно Конституции РФ, не наделен правом его толковать. Следует в то же время заметить, что в той или иной мере, через толкование положений Конституции, осуществляет толкование отдельных положений уголовного закона Конституционный Суд. Однако это в большей степени толкование судебное, хотя и специфическое по значению и по последствиям.

Судебное толкование бывает трех видов:
толкование, которое дает Конституционный Суд РФ, является конституционно-судебным толкованием, которое является обязательным для всех органов, организаций и лиц;
вынося приговор по конкретному делу, суд всегда толкует закон применительно к казусу. Поэтому такой вид судебного толкования уголовного закона называют казуальным. Казуальное толкование обязательно для всех должностных лиц, учреждений, организаций и граждан, к которым оно имеет отношение. В ряде случаев его защита гарантируется законодателем. Так, по УК неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта влечет за собой уголовную ответственность (ст. 315). В то же время значение прецедента выходит зачастую за рамки конкретного казуса, поскольку при поддержке конкретного судебного решения вышестоящими судами, прежде всего Верховным Судом РФ, в ряде случаев определяет подход к разрешению подобных уголовных дел в регионе или даже в стране;
наконец, третий вид судебного толкования осуществляет Пленум Верховного Суда России, облекая его в форму разъяснений по различным категориям дел. Названный вид судебного толкования содержится, например, в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от4 мая 1990 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве» и др. Эта разновидность судебного толкования имеет большое значение для единообразного применения уголовных законов, хотя в настоящее время правовой статус такого толкования окончательно не определен. Ранее в судебном законодательстве (например, в Законе о судоустройстве) оно признавалось безусловно обязательным для всех судов, поэтому им руководствовались и другие правоприменительные органы. Однако такое положение, очевидно, противоречит положению Конституции РФ, согласно которому судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и закону (ч. 1 ст. 120). В то же время, согласно ст. 126 Конституции РФ, Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, и они, видимо, исходя из конституционного статуса, должны быть обязательны для нижестоящих судов. Но разделить разъяснение по уголовному законодательству и разъяснение по судебной практике, которая опять-таки основана на этом законодательстве, в целом ряде случаев не представляется возможным.

Доктринальное, или научное, толкование включает в себя все виды разъяснения закона со стороны ученых и практических работников. Оно выражается в научных статьях, монографиях, других исследованиях, обобщениях судебной практики, докладах, сообщениях и т.п. Обязательной силы для работников правоохранительной системы такое толкование не имеет. Однако велика его роль в подготовке нового уголовного законодательства, в достижении соответствия уголовно-правовых норм современной уголовной политике. Доктринальное толкование также способствует формированию и развитию правового сознания всего общества.
Кроме названных видов толкования, выделяемых по субъекту, иногда в науке упоминают еще и об обыденном толковании, которое может быть дано любым лицом. Юридически значимым оно не является.
Толкование уголовного закона в зависимости от приемов толкования. По приемам (или способам) толкования выделяют, как правило, следующие его виды: грамматическое, систематическое, историческое и логическое.
Грамматическое толкование — это уяснение уголовного закона в соответствии с правилами грамматики, синтаксиса, этимологии, пунктуации и др. При этом производится определение буквального смысла употребляемых законодателем терминов, что в ряде случаев отнюдь не просто. Науке уголовного права известны долгие споры по понятиям кары, вины, уголовной ответственности и т.п. Чаще грамматическое толкование не составляет особого труда для лиц, применяющих закон.
Так, при изложении многих диспозиций статей законодатель пользуется соединительными и разделительными союзами. Применяя правила грамматики, можно заключить, например, сколько самостоятельных составов преступления находится в них. Например, в ст. 221 УК, употребив разделительный союз «либо», законодатель предусмотрел два состава преступления: хищение и вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ. Используя тот же прием толкования, можно выделить четыре состава преступления и в ч. 1 ст. 325 УК: «Похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности». Грамматическое толкование может осуществляться всеми субъектами.
<>Систематическим признается толкование, при котором уголовно-правовая норма сопоставляется с другой, рассматривается как часть единой системы норм. При этом сопоставление может производиться с другими
нормами Особенной части уголовного права, с нормами Общей части, с нормами других правовых отраслей, например, административного права, или налогового, гражданского, и т.д. Так, например, части вторая и третья многих статей Особенной части УК начинаются со слов «те же действия». Уяснить их смысл можно при сравнении названных частей с частью первой статьи, где формулируется определение состава. Такой прием помогает понять, что, избегая терминологических повторов, законодатель дифференцирует уголовную ответственность за одно и то же деяние в зависимости от наличия или отсутствия смягчающих или отягчающих вину обстоятельств.
При историческом толковании также происходит сопоставление уголовно-правовых норм. Однако сравниваются действующие нормы с существовавшими ранее или же с проектами уголовного законодательства. Историческое толкование позволяет оценить развитие законодательной мысли, эффективность действия ряда положений закона, результативность научных исследований. К историческому следует относить и толкование нормы в зависимости от исторических (в том числе временных) условий ее принятия.
Логическое толкование способствует уяснению уголовного закона на основе законов логики. Элементы логического толкования имеются и при систематическом и историческом толкованиях. С помощью логических приемов производится устранение возможных неясностей закона, уточнение его смысла, заложенного, но не выраженного в нем четко.
Примером логического толкования может служить следующее. В соответствии с законом суд должен назначать наказание с учетом отягчающих обстоятельств. В их числе предусмотрено совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (см. п. «в» ч. 1 ст. 63 УК). Эти же обстоятельства указаны в диспозициях статей, предусматривающих уголовную ответственность за квалифицированное убийство (ч. 2 ст. 105 УК), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ч. 2 ст. 112 УК), квалифицированную и особо квалифицированную кражу (ч. 2 и ч. 4 ст. 158 УК) и др. Очевидно, суд не должен в данном случае принимать эти обстоятельства во внимание дважды: это противоречило бы принципу гуманизма, значительно ухудшая положение виновного.
Толкование уголовного закона в зависимости от объема толкования. По объему толкование бывает буквальным, распространительным (расширительным) и ограничительным. Последние два вида толкования осуществляются в том случае, когда законодатель вложил в уголовно-правовую норму более широкий или более узкий смысл, чем это вытекает из примененного им термина.
Буквальное толкование предполагает истолкование смысла закона в точном соответствии с его буквой. Именно оно и является, по нашему мнению, единственно верным и приемлемым с точки зрения принципов
уголовного права. Поэтому следует, видимо, согласиться с А. Н. Игнатовым, который полагает, что «в правовом, демократическом государстве недопустимо ни ограничительное, ни расширительное толкование закона, которое ведет к субъективизму в оценке положения закона и, по существу, к его коррекции незаконодательным путем. Толкование закона должно соответствовать его тексту, его смыслу и не допускать сужения или расширения действия толкуемого закона».
Однако в силу несовершенства примененной при создании уголовного закона законодательной техники буквальное толкование в ряде случаев просто невозможно, ибо оно расходится с духом закона.
Распространительное (расширительное) толкование придает закону более широкий, чем буквальный, смысл. Примером распространительного толкования являлось толкование ст. 13 УК РСФСР «Необходимая оборона». Уголовный кодекс 1960 г. не знал статьи о задержании преступника с причинением ему при этом вреда.
Статья о необходимой обороне толковалась распространительно; в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» действия народных дружинников и других граждан, выполняющих общественный долг по поддержанию правопорядка и причинивших вред лицу в связи с пресечением его общественно опасного посягательства и задержанием или доставлением посягавшего непосредственно после посягательства в соответствующие органы власти, должны были рассматриваться как совершенные в состоянии необходимой обороны.
Распространительное толкование закона недопустимо, поскольку оно, по сути, близко или тождественно аналогий закона.
Ограничительное толкование очерчивает более узкий, чем буквальный, смысл уголовного закона: последний подлежит применению в меньшем количестве ситуаций, чем это вытекает из него. Пример для ограничительного толкования можно найти в ст. 127 УК, предусматривающей ответственность за незаконное лишение свободы. Незаконно поместить человека в исправительно-трудовое учреждение означает также незаконно лишить его свободы. Однако этот смысл не вложен законодателем в состав ст. 127 УК, поскольку подобное деяние является преступлением против правосудия (ст. 301 УК).

Дополнительная информация из Википедии по теме: Вопрос 4. Толкование уголовного закона

Уголовный кодекс Российской Федерации
Coat of Arms of the Russian Federation.svg
Вид федеральный закон
Номер 63-ФЗ
Принятие Государственной думой 24 мая 1996
Одобрение Советом Федерации 5 июня 1996
Подписание Президентом РФ 13 июня 1996
Вступление в силу 1 января 1997
Первая публикация «Собрание законодательства Российской Федерации» № 25 от 17 июня 1996
Действующая редакция от 4 ноября 2019
Логотип Викитеки Текст в Викитеке

Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) — основной и единственный источник уголовного права, единственный нормативный акт, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Российской Федерации.

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации был принят Государственной думой 24 мая 1996 года, одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 года, подписан президентом 13 июня 1996 года и вступил в силу с 1 января 1997 года, сменив Уголовный кодекс РСФСР 1960 года, применявшийся до тех пор.

Смотри полный текст на Wikipedia

Обсуждение темы

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *