Проекты государственных преобразований М.М. Сперанского

Михаил Михайлович Сперанский(1772-1839 гг.) являл собой полную противоположность Карамзину. Он теоретически обосновал и предложил Александру I грандиоз­ный проект обновления всего строя русской общественной жиз­ни по заранее разработанному «полному плану». Сперанского можно отнести к государственным деятелям либерально-кон­сервативного направления, которые шаг за шагом продвигали Россию к конституционной монархии.
Сын сельского священника, Сперанский, благодаря выдающимся личным качествам, буквально взлетел на самый верх чиновничьей лестницы, был особо приближен к императору. Последний его пост при Александре I – государственный сек­ретарь.
Его дарования, образованность и энергия ценились не толь­ко в России, но и за границей. Рассказывают, будто бы во вре­мя встречи Александра I с Наполеоном в Эрфурте в 1808 г., в которой участвовал Сперанский, Наполеон так оценил его до­стоинства: «Неугодно ли Вам будет, Государь, променять это­го человека на какое-нибудь королевство?»
Сперанский-мыслитель представлял собой уникальный при­мер в высшей степени творческого синтеза идей французского просвещения, немецкой классической философии, европейских романтиков, исторической школы права и богословия. Этот синтез некоторые исследователи квалифицируют как русское социальное христианство, русский христианский социализм. «Сперанский был лучшим, даровитейшим представителем ста­рого духовно-академического образования. Это был Вольтер в православно-богословской оболочке… Ему легко давались са­мые трудные и причудливые комбинации идей… Ворвавшись со своими крепкими неизрасходованными мозговыми нервами в петербургское общество, уставшее от делового безделья, Спе­ранский взволновал и встревожил его, как струя свежего возду­ха, пробравшись в закуренную комнату хворого человека», – так характеризовал его В.О. Ключевский.
Планы реформ Сперанского разрабатывались с учетом осо­бенностей исторического развития России, выразившихся преж­де всего в гипертрофии власти и дефиците свободы. На их со­держании, безусловно, сказались характер и сила ума их авто­ра, его миропонимание, в котором право рассматривалось как одна из фундаментальных и универсальных ценностей, основа и обязательное условие человеческой свободы. Именно такое понимание права положено в основу его концепции реформ.
Сперанский различал два вида свободы в государственно-организованном обществе: свободу политическую и свободу гражданскую. Политическую свободу он понимал как возмож­ность участия подданных «в действии законодательной и ис­полнительной власти». Такая возможность, считал он, не мо­жет быть предоставлена всем слоям общества, а только соб­ственникам, так как собственник «в известном размере более способен, в силу собственных интересов, заботиться о доброте законов». Гражданская свобода, в его понимании, это незави­симое друг от друга существование всех основных групп в об­ществе.

Опираясь на эти положения, Сперанский определяет та­кие понятия, как политическое и гражданское рабство. Под политическим рабством он понимал такое состояние, «когда воля одного –закон для всех». А гражданское рабство – это подчинение одного класса другому. Проанализировав связь между этими понятиями, Сперанский отмечает прямую за­висимость гражданской свободы от политической. «Никакая сила в обществе, – пишет он, – не может родить в государ­стве свободы гражданской, не установив свободы политичес­кой», и, напротив, если в государстве «утверждена свобода политическая, гражданское рабство уменьшается само со­бой». Отсюда он делает принципиальный вывод, что в Рос­сии нет истинной свободы, и дает очень резкую характерис­тику её государственному строю, основанному на зависимо­сти крестьян от помещиков и дворян от государя. «Я нахожу в России два состояния – рабы государевы и рабы помещи­чьи. Первые называются свободными только в отношении ко вторым, действительно же свободных людей в России нет, кроме нищих и философов». В условиях деспотического прав­ления даже у дворянства личность, честь и собственность зависят исключительно от самодержавной власти, которая может «возводить и низводить дворянские роды единым своим хотением».
Эти «два рода рабов», по мнению Сперанского, сводят на нет всякую силу народа и оставляют на стороне правительства всю неограниченность действий. Любое правительство стремит­ся к самовластию и для достижения этой цели ослабляет народ, делит его на борющиеся между собой классы по принципу «раз­деляй и властвуй».

Выход из деспотического состояния Сперанский видит на путях установления в России конституционной монархии, ко­торая бы позволила «правление доселе самодержавное, поста­новить и учредить на непременном законе». В его проектах пред­лагается не только конкретный план государственных преоб­разований на сей счет, но и методы его реализации, а также сформулированы основные политико-правовые принципы, на которых должна базироваться и функционировать конститу­ционная монархия.
Сперанский считал, что все государственные преобразова­ния следует осуществлять исключительно эволюционным, а не революционным путем, как в странах Запада. «Реформация государства производится десятилетиями и веками, а не в два-три года». Кроме того «все царства земные идут к совершен­ству» не только постепенно, но и с учетом своих исторических особенностей, «человеческой природы, традиций, местных положений, знания народа и требования времени». Он напо­минает Александру I, что «дух народный переменяется по об­стоятельствам», а всякая страна имеет свою физиогномию» и «что часто и самые лучшие преобразования, не быв приспособ­лены к народному характеру, производят только насилие и сами собою сокрушаются». Сколько бедствий «можно было бы уп­редить, – писал Сперанский, – если бы правители держав, точ­нее наблюдая движение общественного духа, сообразовывались ему в началах политических систем и не народ приспособляли к правлению, но правление к состоянию народа».
Преобразования следует производить, отмечал Сперанский, последовательно, по строго разработанному твердому плану. «…Правительство, действуя без плана, не только теряет время и случай к приуготовлению лучшего, но и заграждает себе пути, ста­вя …самому себе препятствия». Он отмечает, что история России «от времен Петра Первого представляет беспрерывное почти ко­лебание правительства от одного плана к другому. Сие непосто­янство, или, лучше сказать, недостаток твердых начал, был при­чиною, что доселе образ нашего правления не имеет никакого определенного вида и многие учреждения, в самих себе превос­ходные, почти столь же скоро разрушались, как и возникали».
Но главный принцип, которым должна руководствоваться «истинная монархия», – это принцип законности. Чтобы дей­ствовать «через твердые законы», он советует Александру I сде­лать коренные законы государства «столько неподвижными и непеременяемыми, чтобы никакая власть преступить их не мог­ла». Коренные законы государства, по Сперанскому, должны быть творением народа. В них он предлагал установить «ра­венство гражданских прав, как личных, так и вещественных, для всех подданных и, следовательно, не допускать никакого в сем разделения состояний».
По Сперанскому, права гражданские, «то есть безопас­ность лица и имущества, суть первое неотъемлемое достояние всякого человека, входящего в общество». Права гражданина означают, что никто не может быть наказан без суда, каждый только по закону (или по договору) обязан нести личную служ­бу или вещественные повинности и каждый имеет право на собственность. Эти права в России имеют дворяне, купцы, мещане и другие «люди свободного состояния». Помещичьи крестьяне не имеют ни политических, ни гражданских прав. По проекту Сперанского в конечном счете и они должны быть наделены этими правами. Но немедленной отмены крепост­ной системы он опасался. «В России, – полагал он, – много земель и малочислен народ – быстрое освобождение крестьян может побудить их «обратиться к некоторому роду кочевой жизни», что пагубно и для них, и для государственной эконо­мики.
Законность форм осуществления власти Сперанский связы­вал с необходимостью разделения властей. «Нельзя основать правление на Законе, – пишет он во «Введении к Уложению государственных законов», – если одна державная власть будет и составлять закон, и исполнять его. Поэтому следовало преж­де всего отделить друг от друга законодательную, исполнитель­ную и судебную власти, сосредоточив их в разных независи­мых один от другого государственных органах».
Но теория разделения властей интерпретировалась Сперан­ским своеобразно. Законодательная, исполнительная и судеб­ная (по терминологии Сперанского – судная) власти выступа­ют у него как проявления единой «державной власти», во главе которой стоит император. В силу этого императорская власть есть «верховный законодатель», «верховное начало силы испол­нительной», «верховный охранитель правосудия» и глава цер­кви. Власть монарха наследственна и «принадлежит единствен­но детям законным».
В соответствии с указанным подходом Сперанский пред­лагал учредить двухпалатную Государственную думу, призван­ную выражать «народное мнение». Дума образуется посред­ством трехстепенных выборов, обсуждает законы, предлагае­мые правительством, которые утверждаются затем монархом. Для осуществления исполнительных функций предусматрива­лись министерства с установлением ответственности министров за нарушение законов перед Государственной думой. Дума на­делялась правом просить об отмене незаконных действий ми­нистра, а также правом начать расследование с целью изобли­чения министра в злоупотреблениях властью. Верховным ор­ганом «судной власти» должен был стать Сенат, назначаемый императором пожизненно из числа лиц, рекомендованных гу­бернскими думами. «Общее соединение всех государственных сил» призван осуществлять Государственный совет, состав ко­торого также должен был назначаться императором.
Проект предполагал усилить самоуправленческие начала на местном уровне, ввести систему коллективного управления сверху донизу через систему представительных органов –дум: губернских, уездных и волостных, избираемых на многоступен­чатой основе. Они наделялись правом формирования местных бюджетов, избрания правлений, судей соответствующего уров­ня, вносить в вышестоящие органы представления о региональ­ных общественных нуждах. Кроме того, предлагалось предос­тавить автономию некоторым областям: Сибири, Кавказу, Оренбургскому краю, Новороссийскому краю и земле донских казаков. Все это вместе взятое должно было, по замыслу Спе­ранского, упорядочить процесс законотворчества и обеспечить надлежащий контроль за исполнением законов.
Государственно-правовые проекты вызвали резкое недо­вольство со стороны дворянской знати. В ход были пущены при­вычные при дворе средства: сплетни, клевета, доносы. В начале 1812 г. Сперанский был отстранен от службы и отправлен в ссылку. В 1821 г. он был возвращен в Петербург в качестве чле­на Государственного совета. Но к этому времени он уже осоз­нал всю тщетность своих реформаторских планов и сосредото­чил силы на борьбе против произвола путем кодификации за­конов Российской империи. Под его руководством подготов­лены и изданы первое «Полное собрание законов Российской империи» в 45 томах (1830), «Свод законов Российской импе­рии» в 15 томах (1833), он привел в порядок целый ряд специ­альных и местных законодательств.
Что касается его проектов, то их реализация, к сожалению, растянулась во времени. Частично они были осуществлены его учеником Александром II (Сперанский обучал его политичес­ким наукам), а ограничение монархии законами было произве­дено лишь спустя сто лет при Николае II в начале XX в. Но они уже не смогли обеспечить эволюционный путь прогресса Рос­сии, как того хотел великий мыслитель и реформатор.

Дополнительная информация из Википедии по теме: Проекты государственных преобразований М.М. Сперанского

Граф (1839) Михаи́л Миха́йлович Спера́нский (1 ( 12) января  1772 — 11 ( 23) февраля  1839) — русский общественный и государственный деятель, реформатор, законотворец. Выходец из низов, благодаря своим способностям и трудолюбию привлёк внимание императора Александра I и, заслужив его доверие, возглавил его реформаторскую деятельность. В 1816—1819 гг. пензенский губернатор, в 1819—1821 гг. сибирский генерал-губернатор. При Николае I руководил работой по кодификации законодательства, заложив основы теоретического правоведения ( юридической науки) в России. Участвовал в воспитании цесаревича Александра Николаевича, который через полвека попытался возобновить либеральные реформы в России.

Смотри полный текст на Wikipedia

Обсуждение темы

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *