Экспертные задачи, их классификация

Являясь отражением практической экспертной деятельности, общая теория судебной экспертизы должна включать анализ такого категориального понятия, как экспертная задача.
Наиболее общим в науке является представление о задаче как цели, заданной в определенных условиях.
В Словаре основных терминов судебных экспертиз различаются задача рода, вида и подвида судебной экспертизы и задача конкретного экспертного исследования (конкретная экспертная задача). Определение задачи рода, вида и подвида судебной экспертизы связывается с научным определением предмета судебной экспертизы. Под задачей конкретного экспертного исследования понимается принятое экспертом задание, содержащееся в вопросе, поставленном перед экспертом. В определении подчеркивается, что «с гносеологической точки зрения понятие задачи характеризует конечную цель (искомый факт) и условия ее достижения, т. е. данные, с учетом которых эксперт в соответствии со своим процессуальным положением и специальными знаниями обязан действовать, чтобы дать ответ на этот вопрос».
Из изложенного вытекает, что понятие задачи судебной экспертизы многозначное, имеющее как процессуальный (задание эксперту органа, назначившего экспертизу), так и гносеологический аспекты. Причем оно может характеризовать различный уровень абстракции и общности его содержания, т. е. рассматриваться как задача: судебной экспертизы в качестве абстрактного научного понятия; судебной экспертизы определенного класса, рода, вида, подвида; конкретной судебной экспертизы. Таким образом, это понятие дифференцируется в зависимости от степени общности отражаемого им содержания.
По своему содержанию понятие задачи судебной экспертизы достаточно сложное, включающее в себя как цель, сформулированную в вопросе, поставленном на разрешение эксперта, содержащемся в постановлении следователя или определении суда, так и условия, при которых она может быть достигнута. В этом смысле понятие задачи экспертизы тесно связано с представлением о предмете доказывания и более широким понятием обстоятельств, имеющих значение для рас­следуемого или рассматриваемого дела.
Независимо от того, какую роль будут играть в процессе доказывания факты, установленные экспертом, задание, поставленное перед ним субъектом доказывания, всегда рассматривается как конечная цель (естественно, исключая случаи ее расширения или изменения в рамках экспертной инициативы). Назначение экспертизы служить базой в процессе доказывания для получения информации по фактам как входящим в предмет доказывания, так и промежуточным, вспомогательным.
Промежуточные и вспомогательные задачи в процессе экспертного исследования—это задачи, разрешение которых необходимо для решения конечной задачи. Процесс экспертного исследования обычно носит многоступенчатый или многостадийный характер, является иерархической системой. Поэтому от понятия «задача экспертизы» следует отличать понятие «задача этапа (подзадача) экспертизы». Первое понятие связано с представлением о конечной цели экспертного исследования. Каждый составляющий этот сложный процесс этап имеет свои задачи, которые по отношению к задаче экспертизы (т. е. всего процесса исследования) носят характер подзадач экспертизы. Например, при проведении судебно-почерковедческой экспертизы очень часто конечной целью (задачей экспертизы) является установление конкретного исполнителя исследуемой рукописи, а промежуточной целью (подзадачей) – установление условий ее выполнения.

В судебно-пихиатрической экспертизе основной задачей является установление периодически релевантного (влекущего правовые последствия) психического расстройства. Что касается клинических аспектов заболевания (его медицинской диагностики), то они выступают в роли вспомогательного средства, т. е. установление их путем психиатрического диагностирования является для судебно-психиатрической экспертизы задачей вспомогательной.
Вопрос о значении в процессе доказывания промежуточных фактов, устанавливаемых экспертизой, в том числе путем решения промежуточных и вспомогательных задач, должен решаться исходя из того, образуют ли они ‘базу для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, при этом не существенно, разрешена конечная задача экспертизы или нет. Например, в КЭМВИ конечный результат (чаще всего задача установления индивидуально-конкретного тождества объекта) достигается довольно редко. При производстве этой экспертизы эксперт, как правило, решает лишь промежуточную задачу идентификации – установление общей групповой принадлежности. Используя эти промежуточные данные, состоящие в установлении общности родовой, групповой и узкогрупповой принадлежности исследуемых объектов, субъект доказывания (следователь, суд) могут довести идентификацию до ее логического завершения, но уже без применения специальных познаний.

Промежуточные и вспомогательные задачи имеют существенное значение, способствуя, с одной стороны, уяснению логики экспертного исследования и обоснованности его выводов, а с другой—детализации (расчленению) механизма преступления на отдельные его составляющие (стадии, этапы) в процессе доказывания. Каждая из таких составляющих может представлять собой самостоятельный элемент (ячейку) доказывания.
Задачи экспертизы классифицируются по различным основаниям. Наиболее существенным представляется деление задач по цели как основному содержанию понятия задачи. В зависимости от конечной цели экспертного исследования современные систематизации предусматривают деление задач экспертизы (конечных задач) на ряд классов, однако в настоящее время еще нет достаточно четких критериев для их строгой классификации.
Большинство авторов в качестве основных классов задач экспертизы выделяют: идентификационные, классификационные, диагностические, интеграционные (ситуалогические).
Идентификационные задачи — экспертные задачи, основная цель которых—установление факта индивидуально-конкретного тождества или общности групповой принадлежности конкретных материальных объектов. Данные задачи наиболее типичны для криминалистической экспертизы. Важное место в них занимает установление индивидуально-конкретного тождества человека по отображениям (отпечаткам пальцев, рук, ног и других частей тела), чертам внешности, функционально-динамическим комплексам навыков и индивидуализация орудий преступления (огнестрельное и холодное оружие), предметов посягательства, одежды, обуви, ТС по оставленным следам.
Идентификационные задачи облекаются в форму вопросов о конкретном объекте, принадлежности сравниваемых объектов к одному роду, виду, группе (причем, возможно, очень узкой), общности источника происхождения разных объектов, о принадлежности к единому целому, единой массе, изготовлении (выполнении) разных объектов (например рукописей) одним лицом.
Диагностические задачи требуют разрешения вопросов о свойствах и состоянии объектов, возможности совершения определенных действий. Среди задач принято выделять по меньшей мере четыре группы подзадач:
– классификационно-диагностические,
– собственно диагностические,
– обстановочные,
– причинно-динамические.
Классификационно-диагностические задачи (классификационные) имеют целью установление характеристик (свойств) неизвестного или известного объекта для отнесения его к общепринятому классу. Чаще всего такие задачи возникают на начальных стадиях расследования преступления и носят розыскной характер: установление природы объекта, его назначения, области применения (в КЭМВИ); установление пола, возраста, профессии и других физических, социально-демографических факторов в криминалистической экспертизе (судебно-трасологической, судебно-почеркодедческой, автороведческой, судебно-фонографической). К числу подобных задач относится и установление «психологического портрета» лица по почерку. В области судебно-медицинской экспертизы—это определение пола, возраста по частям трупа, костным останкам; в судебно-психиатрической—установление вида психического заболевания.
К рассматриваемой категории задач, на наш взгляд, следует отнести и задачи соответствия ГОСТам, эталонным требованиям, определение стоимостных эквивалентов известных объектов (установление пробы драгоценного металла, из которого изготовлено изделие). Подобные задачи характерны для судебно-товароведческой экспертизы, в компетенцию которой входит установление сортности, качества, стоимости того или иного изделия.
Собственно диагностические задачи, решая которые устанавливают состояние объектов, включенных в сферу деятельности следствия и суда в связи с происшедшим событием. Если идентификационные и классификационные задачи направлены на определение объекта, его свойств, характеристик, сужающих сферу поиска, и в конечном счете на индивидуализацию либо оценку качеств, то в случае диагностической задачи речь идет об установлении состояния объекта. Наиболее типичными примерами задач этого подкласса являются: установление тяжести телесных повреждений в судебно-медицинской экспертизе, состояния вменяемости (способности осознавать свои действия и контролировать их) в судебно-психиатрической экспертизе, состояния объектов (исправность огнестрельного оружия, пригодность его к стрельбе, взлом замка, поддельность документа и т. п.) в криминалистической экспертизе.
Установление состояния по аналогии с общей медицинской диагностикой (определение болезненного состояния и у конкретной болезни) многие авторы считают наиболее характерным именно для диагностических задач экспертизы.
Граница между собственно диагностическими задачами и классификационно-диагностическими в известной мере условна, в особенности это заметно в случаях использования результатов решения тех и других в розыскных целях. При решении их изучаются свойства объектов. Однако в первом случае это служит основанием для отнесения объекта к определенному классу, а во втором — для определения его состояния по отношению к известным, заранее принятым характеристикам или некоему первоначальному состоянию.
Обстановочные диагностические задачи непосредственно направлены на реконструкцию внешней обстановки события. К их числу прежде всего относятся: задачи установления времени и места частных эпизодов и события в целом, локализации участников события и вещной обстановки происшествия (установление времени и места наступления смерти, первоначального места нахождения трупа; времени выстрела и дистанции, с которой он был произведен, места нахождения стрелявшего; времени составления документа, позы писавшего лица; точного места столкновения ТС и его локализации на дороге).
Причинно-динамическиее диагностические задачи имеют целью установление причинно-следственных отношений, механизма компонентов (эпизодов) события, возможности совершения определенных действий и наступления конкретных последствий. Задачи причинно-следственного характера реализуются в вопросах о причинах наступления определенных последствий, например смерти, разрушений (при взрывах, авариях), возгорания (‘при пожарах) различных объектов, о возможности наступления данных последствий от предполагаемых конкретных причин (установление возможности самовозгорания вещества, находящегося в опре­деленных условиях, в пожарно-технической экспертизе). Задачи установления механизма эпизодов события реализуются в вопросах о числе участников события, последовательности их действий, например число выстрелов, число стрелявших, последовательности выстрелов и т. п.; о возможности торможения ТС при движении его с определенной скоростью в конкретных дорожных условиях (судебная автотехническая экспертиза).
Особое положение в системе диагностических задач экспертизы занимают реставрационные и оценочные задачи. К реставрационным относятся задачи воссоздания первоначального вида впоследствии измененного объекта: реставрация облика человека по черепу в судебно-медицинской экспертизе; восстановление вытравленных, подчищенных и другими способами удаленных записей в документах, разорванных документов в криминалистической экспертизе.
Оценочные задачи типичны для классов некриминалистической экспертизы. Содержание их образует установление атрибутивных категорий, относящихся не к материальным объектам, а к определенным фактам (размер ущерба, причиненного хищением, стоимость какой-то незаконно проведенной работы, устанавливаемые судебно-экономической экспертизой; оптимальность раздела строения между спорящими сторонами в судебно-строительной экспертизе).
В практике экспертизы задачи различных классов чаще выступают не изолированно, а во взаимосвязанном комплексе. Разрешение одних при этом является обязательным условием разрешения других и, даже не будучи специально поставленными, они разрешаются в соответствии с методикой решения конечной задачи экспертизы. Так, для решения конечной идентификационной задачи судебно-почерковедческой экспертизы о конкретном исполнителе в соответствии с методикой необходимо в качестве промежуточной решить диагностическую задачу об условиях, в которых выполнялась рукопись. В процессе создания методик решения конкретных задач одного класса в качестве промежуточных могут выступать задачи другого класса.
Решение конечной задачи вообще может строиться на ряде промежуточных и приобретать комплексный характер. Если при этом ставится задача установления факта, относящегося к более крупному эпизоду, нежели решение промежуточных задач, то мы имеем дело с интеграционной задачей, которую отдельные авторы называют еще ситуалогической.
В сравнении с ранее рассмотренными это более сложная категория задач. Они объединяют в себе цели разных классов задач, например являются диагностико-идентификационными. Их решение может завершаться установлением факта, ближе стоящего к предмету доказывания, чем решение, допустим, диагностической и идентификационной задач в отдельности, Здесь речь идет об установлении не только индивидуального объекта (объектов), а уникального факта, включающего конкретных участников и условия, в которых они действовали. Пример подобного рода – задача установления факта контактного взаимодействия объектов, типичная для КЭМВИ и комплексной экспертизы; цель ее — установление нахождения в контакте при определенном механизме взаимодействия двух и более конкретных индивидуальных объектов (комплектов одежды, одежды и почвы, одежды и ТС и т. д.).
Нередко указанные экспертные задачи достаточно тесно переплетаются в рамках каждого вида экспертизы. Однако доминирующий характер исследования тем не менее всегда может быть определен с учетом природы большинства экспертных задач, решаемых в пределах данного вида экспертизы.
Помимо приведенной выше классификации экспертных задач по их цели и гносеологической сущности (идентификационные, классификационные, диагностические, ситуалогические) они могут быть классифицированы и ‘по иным основаниям, например по степени общности. По этому основанию выделяют общие задачи рода экспертизы, типичные задачи вида экспертизы, конкретные задачи проводимой экспертизы.
Так, общей задачей трасологических исследовании (экспертизы) является исследование отображений (‘следов) различных объектов (человека, инструментов, ТС) в целях их идентификации и установления условий (механизма) возникновения следов (отображений). Такая трактовка общей задачи в наибольшей мере служит определению предмета трасологической экспертизы, поскольку формулирует цели этой экспертизы в наиболее обобщенном виде.
Типичные задачи трасологической экспертизы выделяются по видам (следы человека, следы орудий, инструментов и производственных механизмов, следы ТС, животных) применительно к каждому из следообразующих объектов. Например, типичные задачи по отношению к следам обуви:
– являются ли обнаруженные следы следами обуви;
– обувью какого типа и размера оставлены следы;
– какова длина стопы человека, оставившего след обуви.
– каков рост человека;
– не оставлены ли следы обувью, изъятой у подозреваемого;
– одной или разной обувью оставлены следы, обнаруженные в разных местах;
– при каких условиях (беге, ходьбе и т. п.) образовался след обуви.
Конкретные задачи—задачи, поставленные перед экспертом при производстве определенной экспертизы. Они не тождественны вопросам, сформулированным в постановлении (определении) о производстве экспертизы, хотя во многом и обусловлены этими вопросами. Соотношение конкретных задач и вопросов может быть различным. Иногда несколько вопросов направлены, по существу, на решение единой задачи. Например вопросы, касающиеся совпадения по химическим и физическим свойствам таких компонентов охотничьего патрона, как дробь, порох, пыжи, прокладки с аналогичными компонентами, изъятыми у подозреваемого, по сути своей направлены на решение единой экспертной задачи—установление общего источника происхождения боеприпасов.
И наоборот, один вопрос может включать, по сути, решение двух и более конкретных задач. Например вопрос о том, каков механизм ДТП (столкновения ТС) требует решения таких экспертных задач, как определение направления и режима движения ТС, места столкновения и возникновения на нем следов; исследование следов на ТС, в том числе дифференцирование следов первичного соударения от иных следов; определение взаимного расположения ТС в момент столкновения и их последующего перемещения.
Возможно и полное совпадение сформулированного вопроса и экспертной задачи (определить, имеются ли на предмете следы рук человека).
Трактовка экспертных задач, понимание сущности этой понятийной категории, классификация задач имеют важное Значение как для теории, так и для практики судебной экспертизы. В теоретическом плане понятие задачи и ее определение раскрывает содержание одного из непременных компонентов предмета экспертизы—цели познания. В практическом плане это и ориентир для различения экспертиз и указатель для выбора той экспертизы, которая должна быть назначена.

Дополнительная информация из Википедии по теме: Экспертные задачи, их классификация

Экспе́ртная систе́ма (ЭС, англ. expert system) — компьютерная система, способная частично заменить специалиста-эксперта в разрешении проблемной ситуации. Современные экспертные системы начали разрабатываться исследователями искусственного интеллекта в 1970-х годах, а в 1980-х годах получили коммерческое подкрепление. Предшественники экспертных систем были предложены в 1832 году С. Н. Корсаковым, создавшим механические устройства, так называемые «интеллектуальные машины», позволявшие находить решения по заданным условиям, например, определять наиболее подходящие лекарства по наблюдаемым у пациента симптомам заболевания.

Важнейшей частью экспертной системы являются базы знаний как модели поведения экспертов в определённой области знаний с использованием процедур логического вывода и принятия решений, иными словами, базы знаний — совокупность фактов и правил логического вывода в выбранной предметной области деятельности.

Похожие действия выполняет такой программный инструмент как « Мастер» ( англ. Wizard). Мастера применяются как в системных программах, так и в прикладных для упрощения интерактивного общения с пользователем (например, при установке ПО). Главное отличие мастеров от экспертных систем — отсутствие базы знаний — все действия жёстко запрограммированы. Это просто набор форм для заполнения пользователем.

Другие подобные программы — поисковые или справочные (энциклопедические) системы. По запросу пользователя они предоставляют наиболее подходящие ( релевантные) разделы базы статей (представления об объектах областей знаний, их виртуальную модель).

В настоящее время «классическая» концепция экспертных систем, сложившаяся в 1970-1980 годах, переживает кризис, по всей видимости связанный с её глубокой ориентацией на общепринятый в те годы текстовый человеко-машинный интерфейс, который в настоящее время в пользовательских приложениях почти полностью вытеснен графическим ( GUI). Кроме того, «классический» подход к построению экспертных систем плохо согласуется с реляционной моделью данных, что делает невозможным эффективное использование современных промышленных СУБД для организации баз знаний таких систем.

Нередко в качестве маркетингового хода экспертными системами объявляются современные программные продукты, в «классическом» понимании таковыми не являющиеся (например, компьютерные справочно-правовые системы). Предпринимаемые энтузиастами попытки объединить «классические» подходы к разработке экспертных систем с современными подходами к построению пользовательского интерфейса (проекты CLIPS Java Native Interface, CLIPS.NET и др.) не находят поддержки среди крупных компаний-производителей программного обеспечения и по этой причине остаются пока в экспериментальной стадии.

Смотри полный текст на Wikipedia

Обсуждение темы

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *